It’s kaunastik: Каунас – путешествие во времени

Каунас

С 1920-го по 1940-й годы прошлого века провинциальный городок Каунас неожиданно стал временной столицей Литовской республики

 

Если архитектура, по меткому выражению Фридриха Шеллинга, «застывшая музыка», то в музыкальной партитуре Каунаса  можно выделить несколько основных партий.  Наиболее близкий к нам по времени стиль модерн или баухауз победно зазвучал в период с 1920-го по 1940-й годы прошлого века, когда провинциальный городок Каунас неожиданно стал временной столицей Литовской республики. Изменение в статусе привело к строительному буму и быстрому росту населения. За двадцать лет население Каунаса увеличилось больше, чем в два раза, а сам  город приобрел новые черты, навсегда изменившие его архитектурный облик. Предместья Алексотас и Вилиамполе были соединены с центром города при помощи мостов через реки Нямунас и Нерис, появился общественный транспорт и водопровод.

Жаляскальнас – архитектура довоенной Литвы

— Жаляскальнас (Зеленая Гора) начал застраиваться именно в эти годы, — гид Ася Гутерманайте начинает знакомить меня со своим родным городом с улицы Вайжгантас, протянувшейся аж до самой Петровки. Так этот район называли с того времени, когда в 1842 году Каунас стал  центром губернии и началось повальное русифицирование вплоть до запрета издания книг и газет на латинице.

Странное, петляющее течение улицы Вайжгантас с неожиданными поворотами, мой гид объясняет отсутствием четкого планирования: «Жаляскальнас изначально не проектировался, здесь было много деревянных домишек, которые просто покупали и строили на их месте добротные каменные дома в соответствии с индивидуальным вкусом и финансовыми возможностями».

Этот район частных особняков, который  начал застраиваться с 1926 года, в народе получил название район Радиостанции. Сама радиостанция расположена в здании бывших царских казарм, которых в городе очень много, учитывая военное прошлое Каунаса. Оборудование радиостанции устанавливали французы, и 12 июня 1926 года в эфир вышла первая радиопередача.

За это двадцатилетие Зеленая Гора стала самым фешенебельным районом Каунаса, где стремились жить очень состоятельные люди того времени, знавшие при этом счет деньгам. Большинство домов были доходными, то есть строились изначально так, чтобы первый этаж можно было сдавать в аренду. Прогуливаясь по этой улице, можно без труда вообразить, как жили чиновники высшего звена в годы первой  литовской независимости.

Любопытно наблюдать, как история вносила свои коррективы в архитектурный облик района: среди домов затесался дом из серого силикатного кирпича, популярного советского стройматериала 60-х годов. На фоне солидных довоенных особняков он выглядит скучно и не слишком эстетично, напоминая о советском периоде, который литовцы иначе, как оккупацией не называют. И не зря. По этим домам можно изучать не только архитектурные тенденции Каунаса, но и его трагическую историю.

Почти на каждом особняке есть мемориальная доска с изображением бывшего хозяина дома, датами рождения и смерти, а вернее гибели в советских  лагерях. В июне 1941 года советские власти провели масштабную депортацию литовского населения в Сибирь, причем первыми в списках на депортацию были, конечно, представители властных структур и творческой интеллигенции.

На доме номер 26 на улице Вайжгантаса установлены сразу две мемориальные доски. На одной – портрет историка и дипломата Пятраса Климаса, самого молодого из 20 деятелей, поставивших свою подпись под Актом независимости Литвы в 1918 году. Климасу повезло, он, отбыв десять лет в советских лагерях, вернулся домой и дожил почти до 80 лет. Другая доска посвящена памяти убитого в Горьковском  лагере университетского профессора Пронаса Лесаускиса.

В одном из самых красивых строений на этой улице – доме под номером 25, напоминающем средневековый замок — «Эглуте» (названном так в честь дочери владельца дома) жил знаменитый литовский писатель и ксендз Юозас Вайжгантас. «Многие думают, что улицу назвали в честь писателя, но все совсем наоборот, это писатель взял в качестве псевдонима имя языческого божества льна», — отмечает Ася.

В советский период этот дом, как и многие другие, был национализирован и разделен на несколько квартир, количество которых можно определить по числу почтовых ящиков на заборе. Несмотря на то, что в 90-е годы начали возвращать присвоенную государством недвижимость, отдельные приметы советского периода Литвы остались неприкосновенными. Хорошо отреставрированные дома соседствуют на Зеленой Горе с постройками, требующими элементарного ремонта. Есть пустующие дома, хозяева которых, вероятно, отправились на заработки в Англию и другие города Европейского Союза, ведь, по официальной статистике, за границей сегодня проживают примерно 800 тысяч литовцев.

Ощутить себя в довоенном Каунасе и восхититься красотой и функциональностью стиля модерн вы сможете, посетив дом Стасиса Кудокаса, одного из известнейших литовских архитекторов 20-40-х годов. Дом, который больше похож на небольшой дворец, найти несложно, нужно лишь немного отклониться влево от основного течения улицы Вайжгантас и спуститься вниз. Каунас расположен на холмах, и район Жаляскальнас спускается вниз террасами. На одной из таких террас и находится дом Кудокаса, в последние годы внесенный в список архитектурного наследия ЮНЕСКО.

— Этот дом Стасис Кудокас строил для своей семьи, которую очень любил, и вложил в него весь свой талант, — рассказывает Ася. — Дом не только красив, но и функционален, например, на втором этаже есть небольшой зал со сценой, где могла репетировать жена архитектора – актриса местного театра. Фасад дома украшен статуей его жены и ребенка. К сожалению, последующая судьба архитектора была не слишком счастливой: как и большинство литовских интеллигентов, он вместе с семьей в 1944 году бежал из Литвы в Германию, потом в США. В Америке он снова разбогател, так как его талант архитектора был оценен по достоинству, но рано умерла любимая жена, а сын погиб в автокатастрофе. Сам же Кудокас дожил до 90 лет. В советское время в доме Кудокаса тоже были квартиры, а сейчас он продан в частные руки, и новый хозяин намерен восстановить его по оригинальным чертежам, хранящимся в городском архиве.

Дом Сугихары – место паломничества японских туристов

Улица Вайжгантас знаменита еще и тем, что здесь перед Второй мировой войной в доме под номером 30 находилось японское консульство. Здесь жил и работал Чиуне (Сэмпо) Сугихара – японский дипломат, ценой карьеры и благополучия собственной семьи спасший тысячи евреев, бежавших от фашистов. Сегодня здесь находится дом-музей Сугихары, в который «не зарастает народная тропа». Особенно популярен музей у соотечественников Сугихары, которые считают своим долгом приехать в Каунас и сфотографироваться, сидя за его столом. Гости из Страны восходящего солнца составляют большинство среди посетителей музея. На карте, где сотрудники музея отмечают японские города, откуда приезжают туристы, уже нет места для новых отметок.

— Кроме японцев, среди посетителей дома-музея – евреи из англоязычных стран – Америки и Канады, а также Англии, которая благодаря прямым рейсам стала намного ближе, — директор музея Симонас Довидавичус настроен на подробное интервью, но нас постоянно прерывают. Вот-вот должны подъехать сразу три японские группы. Произошла какая-то накладка, и группы, скорее всего, прибудут одновременно. Так и произошло, а пока мы продолжаем разговор.

— Наш музей негосударственный и постоянного финансирования, увы, не предусмотрено, поэтому мы зависим от числа посетителей и от того, сколько сувениров мы сможем продать. Есть, конечно, частные пожертвования, в том числе и от японских компаний, ждем помощи и от Европейского Союза, но надеемся, в основном, только на себя.  Тем не менее, за 16 лет, которые существует музей, мы смогли не только удержаться на плаву, но и расширить экспозицию.

Дом-музей Сугихары открылся в 2001 году по инициативе каунасского профессор истории Гидуса Александавичуса, политика и бизнесмена Рамунаса Габаравичуса и бельгийского бизнесмена, друга младшего сына Сугихары Набуки, родившегося уже после войны.  Набуки окончил Еврейский университет в Иерусалиме, он много ездит по миру и всячески способствует поддержанию памяти о своем героическом отце.

На первом этаже в трех комнатах размещена основная экспозиция. В одной из них кабинет консула, где он выписывал спасительные визы, как их позже назвали «визы на жизнь» («Visas for life»), гостиная с фотографиями семьи Сугихара и сотрудников японского консульства, зал для демонстрации документального фильма, а также библиотека с книгами о самом дипломате, Второй мировой войне и еврейской истории.  Сейчас здание окружено лесами: на втором этаже идет ремонт. Скоро там откроется для посещений и второй этаж.

— В этой комнате действительно был кабинет Чиуне Сугихары?

— Да, но, мебель, к сожалению, неоригинальная, стол, за которым отважный японский дипломат выписывал визы, не сохранился. Дело в том, что история этого дома также трагична, как и судьба его владельца. Дом принадлежал Йозасу Тамкунису, министру просвещения в литовском правительстве 1934-39 годов. Министр построил дом и рассчитывал, сдавая его аренду, вернуть свои долги банку. Счастье ему улыбнулось, когда он встретил Сугихару и сдал дом японскому консульству за приличную арендную плату.  Но пришли Советы, и дом конфисковали, а самого министра депортировали в Сибирь за неделю до прихода немцев. Во время немецкой оккупации дом вернули его старушке-матери, но через четыре года, Советская власть снова отняла дом и поселила здесь пять семей, поэтому из того, что было в доме, остались только батареи теплового отопления, паркет и встроенные шкафы. Обстановку в духе того времени пришлось создавать с нуля, искать антикварную мебель, другие предметы, создающие атмосферу довоенной Литвы. Люстры, например, собрал мой друг-фанат антиквариата Сакалаускас.

Штат музея состоит сегодня из пяти человек, принимающих несколько тысяч посетителей в год. К слову, прошлый год стал рекордным – музей посетило 17, 5 тысяч человек, около 15 тысяч из них  — японские туристы, остальные — евреи из разных стран, литовские студенты и школьники. Наибольшее число посетителей — с конца апреля до конца октября, бывает, что и в ноябре доходит до полутора тысяч, а в этом году в январе музей впервые посетило 300 человек.

Я могла бы задать Симонасу  Довидавичусу еще много вопросов, но японские туристы уже приехали и толпились у входа в музей, и у меня невольно возникла ассоциация с известной фотографией, на которой изображены евреи, пришедшие за визами и толпившиеся у этой же самой калитки. Конечно, схожесть ситуации можно признать лишь с большой натяжкой: современные японцы радостно шумели, обмениваясь впечатлениями о поездке, а тогдашние евреи застыли в скорбном молчании, лелея надежду на чудо.

В той толпе евреев могли быть и родственники нынешнего директора музея, но в его семье все сложилось более удачно. Дед Симонаса по отцовской линии быстро понял, что помощи ждать неоткуда, достал лошадь и отвез семью на вокзал в Ригу, где они успели на последний поезд в Россию. Войну они пережили где-то в Алтайском крае. Но в Каунас вернулись, к сожалению, без бабушки, окончания войны она не дождалась.

Мамину же семью – ее мать и несколько сестер —  спасли литовцы, младших девочек разобрали фермерские семьи, а мать со старшей дочерью пряталась в другом месте. «Для меня до сих пор остается загадкой, как они смогли спастись и никто их не выдал, ведь все абсолютно знали, что девочки из еврейской семьи, — говорит Симонас. – В Жемайтие (регион на северо-западе Литвы) убийства евреев начались практически сразу – дедушку убили 16 июля 1941 года, еще и месяца не прошло с начала войны. Скорее всего, за них заступился местный ксендз, который не дал начальнику полиции истребить всю семью».

Признание заслуг Праведника народов мира Чиуне (Сэмпо) Сугихары запоздало на несколько десятилетий, но сегодня это самый известный японец в мире, и память о его подвиге бережно хранят в Израиле, Японии и Литве.

В этом году, в сентябре в Каунасе состоится SUGIHARA WEEK – первый фестиваль, посвященный памяти Чиуне Сугихары.

Некатолический костел или Каунас с высоты птичьего полета

Путешествие по каунасским улицам интересно и познавательно, но возможность взглянуть на город с высоты птичьего полета подарит вам совершенно иные ощущения.  Город и улицы, по которым вы только что прогуливались, предстанут в ином ракурсе, вы сможете разглядеть то, что «лицом к лицу не увидать». В Каунасе есть две обзорные площадки: одна — на крыше католического храма Воскресения Христова, расположенного на самой вершине Зеленой Горы, вторая —  на вершине горы Алексотас.  Обе обзорные площадки обязательны к посещению, потому что открывающиеся с них панорамные виды на город, относятся к разряду незабываемых впечатлений.

Примечательно, что на обе площадки можно попасть, воспользовавшись фуникулером, построенным в 30-х годах прошлого века. Этот оригинальный вид общественного транспорта в Каунасе до сих пор исправно работает, несмотря на достаточно преклонный возраст. Конечно, городские власти следят за «формой» жалякальнисского фуникулера и канатной дороги в районе Алексотас, и время от времени ремонтируют механизм, но внешний вид вагончиков – от деревянной обшивки до кожаных ручек для стоящих пассажиров – остался таким же, как и 86 лет назад. А униформа сотрудников, обслуживающих этот вид транспорта, не изменилась с 1951-го года.

— Фуникулер поднимается на Зеленую гору за 1 минуту и 14 секунд, — рассказывает Ася, — если работник видит, что есть люди, то он запускает систему. Изначально фуникулер строился для чиновников, число которых существенно выросло за то время, пока Каунас был литовской столицей.

Как уже говорилось, два десятилетия столичного периода в истории Каунаса значительно изменили его архитектурный облик. К зданиям, построенным в то время, относится и огромный костел на вершине Зеленой Горы, символизирующий благодарность  жителей за дарованную Всевышним свободу и независимость. Идея о создании национальной святыни возникла в 1922 году, но краеугольный камень, привезенный из Иерусалима, с Масличной горы, в фундамент костела было заложен только через 12 лет.

Средства на строительство этого памятника архитектуры потребовались немалые: правительство выделило 145 000 литов, остальное  — благотворительные взносы. В сборе денег на строительство костела приняла участие и местная еврейская община, вложившая в общее дело солидную сумму в 10 тысяч литов. Строительство костела еще не было завершено, когда изменилась политическая ситуация, и  костел был превращен в радиозавод.

Высота этого удивительного, совсем не католического по своей архитектуре и внутреннему убранству, культового сооружения составляет 70 метров. Он считается крупнейшим в Прибалтике и вмещает до пяти тысяч верующих одновременно, а если вы захотите сфотографировать костел, то вам придется отойти на приличное расстояние, только тогда, он полностью попадет в кадр.

Необычность костела, его футуристический вид  – полное отсутствие роскоши, декоративных элементов, украшающих внешнее и внутреннее убранство католического храма, а главное фигура Иисуса, символизирующая воскрешение, а не распятие – объясняется, скорее всего, тем, что проект костела был сделан литовским архитектором латышского происхождения Каролисом Рейсонасом, лютеранином по вероисповеданию.

Продолжение следует

Текст и фото: Элеонора Хризман

*Автор благодарит за организацию пресс-тура SPA VILNIUS, HOF hotel, Туристические центры Каунаса и Друскининкая, а также авиакомпанию «Аэрофлот»

HOF hotel: маленький отель в большом городе

One comment

  • к

    Я счастлив что жил там правда РВСН всего 2 года-оккупант лейтенант Кармелава 79-81

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *